Анонс событий

Поиск на сайте

Епархиальная газета «Благовест»

Экспорт новостей


kazanhram.png

записать ребенка на хоккей для детей
Выставка старинной фотографии сер. XIX - нач. XX вв. «Люди и время»

 Выставка старинных открыток художницы Елисаветы Бём  (1843-1914 гг.) «Сердце сердцу весть подает». К 165-летию со дня рожденияС 2 сентября 2007 г. по март 2008 г. прошла выставка старинной фотографии. На выставке было представлено около сотни подлинных фотографий середины XIX – начала XX веков. Некоторые из них имеют автографы и представляют собой немалую историческую ценность. Как и все, проводящиеся епархией выставки, эта выставка имела не только познавательное, но и миссионерское значение. На фотографиях запечатлены знаменитые иерархи Русской Православной Церкви, будущие новомученики, известные подвижники благочестия, некоторые из которых ныне причислены к лику святых. 

Широко представлены снимки людей из разных слоев российского общества – дворянства, купечества, мещан. Цель выставки – с помощью старинной фотографии передать дух того времени, житейский уклад провинциальной России и, конечно же, показать сам подход к фотографии того времени. Для создания соответствующей атмосферы на выставке представлены старинные фотографические аппараты из собрания Областного краеведческого музея, а так же уникальная коллекция миниатюрных гармоник второй половины XIX века, таких, какие изображены на старых фотографиях.

 «Зеркало, обладающее памятью» - так именуют фотографию. Ее значение сравнивается с изобретением колеса и письменности. И это не преувеличение. Фотография окружает нас, сопровождает всю жизнь. Фотография – это зримый образ истории. Без фотографии немыслимы сегодня типографское дело и криминалистика, медицина и реклама. Без научной фотографии трудно представить любую область науки, она заняла видное место в искусстве. Фотография родилась в результате содружества двух наук: физики и химии. Она немыслима без камеры и фотохимических процессов. Но не только ученые были причастны к изобретению фотографии. Есть в этом заслуга и художников – именно они с давних пор мечтали научиться сохранять получаемое в камере-обскуре изображение. Художники Возрождения пользовались камерой-обскурой почти как рабочим инструментом на своих уроках рисования. Это небольшой ящичек с маленьким отверстием в одной стенке, наклонным зеркалом и полупрозрачным листом бумаги, наверху давал хотя и бледное, но четкое изображение, которое оставалось только зарисовать карандашом.

В середине 18 века в России видописец Махаев с помощью камеры-обскуры успешно выполнил перспективные виды Петербурга, Кронштадта и других русских годов. Благодаря труду множества ученых, исследователей и изобретателей человечество вплотную приблизилось к изобретению фотографии.

 Открытие фотографии связано с именами трех изобретателей: Нисефора Ньепса (1765-1833), Луи Жака Дагера (1787-1851), Фокса Табольта (1800-1877). Табольту захотелось закрепить «самое преходящее в мире - тень, вечный символ всего скоротечного и мимолетного». И все же официальной датой изобретения фотографии  принято считать 1839 год, когда парижанин Луи Жак Манде Дагер, художник по образованию, сообщил Парижской Академии наук  о способе фотографирования. Именно Дагер впервые в мире получил снимок со сравнительно высоким качеством изображения. Свой способ получения фотоизображения изобретатель назвал собственным именем – дагеротипия и передал его описание секретарю Парижской Академии наук Доминику-Франсуа Араго. На заседании Академии 7 января 1839 года Араго торжественно доложил ученому собранию об удивительном изобретении Дагера, заявив, что «отныне луч солнца стал послушным рисовальщиком всего окружающего». Ученые одобрительно приняли известие, и  этот день  навсегда вошел в историю как день рождения фотографии.

Немалый вклад в развитие фотографии внесли русские изобретатели. В 1839 году академик Н. Х. Гамель отправился в Англию. Там он познакомился с Табольтом и его изобретением. В мае-июне 1839 года Гамель прислал в Петербург снимки с описанием способа Табольта. Затем прислал аппарат и снимки по способу Ньепса и Дагера.

Первый аппарат Дагера был продуктом точнейшего столярного ремесла, которое обусловило его конструкцию и форму. Деревянный корпус фотоаппаратуры 19 века выполнен как шкатулка или мебель тонкой работы. Стационарность, неподвижность фотоаппарата, мебельные габариты делали его составной частью интерьера. Студийная, стационарная фотография была первым этапом в развитии фотографии. Таким образом, первый фотоаппарат функционировал в строго ограниченном пространстве.

Первой основной продукцией фотоателье стал жанр портрета. «Живопись умерла с этого дня», - воскликнул французский художник Поль Деларош, ознакомившись в 1839 году по поручению Парижской Академии наук с только что изобретенной дагеротипией. Правильнее было бы сказать, что она, – во всяком случае массовая портретная живопись несомненно, – на какое-то время продлила свою жизнь в фотографии. Нетрудно заметить поразительную близость первых фотопортретов культуре массового живописного портрета 19 века не только в композиционном, но и в психологическом плане. Она не случайна. Живописный портрет, как и ателье художника-портретиста, был первой моделью, по которой строила фотография свои пространственные представления и свои технические средства. Общий вид комнаты, в которой происходила съемка, почти ничем не отличался от ателье художника-живописца. Быстро укоренилось и само название – «фотоателье». Малая глубина резкости объективов не позволяла фиксировать сложные пространственные композиции. Портретируемые обычно размещались на среднем, самом резком плане. Фоном служил разрисованный задник, изображавший пейзаж или архитектурные постройки, а на первом плане обычно ставился какой-либо реальный фрагмент среды: садовая скамейка, балюстрада, калитка, огромный валун или декоративное растение. Реальный предмет на первом плане служил одновременно и точкой отсчета иллюзорного пространства. Иллюзия пространства создавалась фотографами настолько искусно, что порой трудно определить, искусственен или реален тот или иной фон на старой фотографии.

Первым русским фотографом – портретистом был А. Ф. Греков, им же в России в 1840 году был создан первый фотографический аппарат.

В жизни Церкви сегодня фотография играет значительную роль. Нередко иконописец пользуется фотографиями, которые сохраняются в расстрельных делах тысяч наших новомучеников и исповедников Российских. Знакомство с епархиальной выставкой начинается с витрины, где размещены фотографии духовенства 19-20 вв. В Православных храмах мы привыкли к тому, что с иконы на нас, проникая в глубину нашей души, смотрит тот или иной святой, подвижник, который своей жизнью запечатлел истинность евангельского пути. Но, уже начиная с 19 столетия, объектив фотоаппарата сохранил для нас лица тех, кому сегодня возносится церковная молитва. Со старинной фотографии смотрит на нас Святитель Тихон, Патриарх Всероссийский, и рядом с ним помещены фотографии его сподвижников, - святых священномучеников митрополита Крутицкого Петра (Полянского) и Серафима (Самойловича), архиепископа Угличского. Оба подвижника после смерти в 1925 году Святителя Патриарха Тихона в разное время возглавляли Русскую Православную Церковь. На фотографиях представлены святой праведный Иоанн Кронштадтский, преподобный старец Оптинский Анатолий, священномученик Фаддей (Успенский), архиепископ Тверской. Вместе с наместником Псково-Печерского монастыря архимандритом Пименом (Извековым), - будущим Патриархом, - сидит  преподобный старец Симеон. Знаменитые архипастыри, чьи имена вошли в церковную историю: митрополит Петербургский Антоний (Вадковский), архиепископ Трифон (князь Туркестанов), епископ Серпуховский Алексий (Готовцев), страдалец за веру Христову, расстерелянный в 1937 году большевиками на полигоне НКВД в Бутово архиепископ Серпуховский Арсений (Жадановский), митрополит Крутицкий и Коломенский Николай (Ярушевич). Две фотографии помещены рядом. На первой, датируемой 1910 годом запечатлен ректор Тульской духовной семинарии архимандрит Алексий, на другой – Святейший Патриарх Алексий I незадолго до своей кончины. Так две фотографии связали воедино жизненный путь одного из Предстоятелей нашей Церкви. Рука фотографа сохранила для нас снимки последних лет жизни апостола Алтая митрополита Макария (Невского), запечатлев его сначала в кругу своих духовных чад, а потом уже на смертном одре. И целый ряд фотографий священников, чьи имена, наверное, за давностью лет уже, увы, не восстановить.

На выставке «Фотография: люди и время» представлены фотографии ХIХ – ХХ столетий. Рассматривая их, поневоле обращаешь внимание на их внешнее оформление. Многим отпечаткам более ста лет. Конечно, они утратили свою первоначальную свежесть, отчасти потускнели и выцвели. Но и сегодня пострадав от времени, они продолжают радовать глаз, и, прежде всего, высочайшей культурой исполнения. В 19 веке снимки печатались на тонкой бумаге, наклеивались на паспарту из качественного плотного картона с теснением на лицевой стороне. Оборотная сторона паспарту украшалась вензелями, изображением медалей, полученных за мастерство на всероссийских и международных выставках, обязательно указывалась фамилия фотографа, адрес его фотосалона. И была непрерывная информация: «Негативы хранятся». По сути  дела оборотная сторона каждого отпечатка становилась визитной карточкой фотосалона. Каждая фотография в таком оформлении выглядела нарядной и торжественной.

Основным стимулом распространения фотографии была… выгода. Доходное дело привлекало многих. Среди «пионеров» светописи, - а именно так переводится слово фотография, - были дворяне, отставные чиновники, купцы, мещане, крестьяне. Не все выживали в жесткой конкурентной борьбе. Много было «путешествующих» фотографов в поисках клиентов.

 Статус фотографа был уважаем: многие из них причислялись к купеческому сословию, удостаивались личного почетного гражданства. В борьбе за клиента особым козырем были медали за участие во всевозможных выставках и регалии типа «Придворный фотограф его величества шаха Персидского», «Театральный фотограф», «Большая Московская фотография». Многие фотографы обладали развитым художественным чутьем и настойчивым неутомимым трудом достигали замечательного совершенства в своих произведениях.

 С середины 19 столетия фотографическая карточка прочно вошла в жизнь человека и стала неотъемлемой частью бытовой культуры. Снимались много и часто: на память или по случаю какого-либо события, семьями и по одиночке, целыми классами, как это мы видим на фотографии «Гимназистки» («Фотография С. Г. Мендюк» г. Карачев). На фото изображены ученицы старшего класса Карачевской женской гимназии со своей наставницей. Девушки одеты в темные форменные платья с глухим воротом и белыми кружевными воротничками, фартуки. У всех скромные прически без локонов и бантов.

Посетители выставки с особой теплотой и любовью рассматривают старые детские фотографии: «Две сестры» («Центральная фотография А. Роговенко», г. Астрахань), «Младенец» («фотограф М. Липовый», г. Дербент), «Портрет ребенка» («Изящная светопись И. Либерман», г. Сант-Петербург), «Портрет Павлуши» («Двора Его Величества шаха Персидского фотография С. Климашевского», г. Астрахань) и другие. Неподдельный восторг у ребят 21 столетия вызывает «групповая фотография детей в карнавальных костюмах». Рассматривая фотографии, мы задаем себе вопрос, почему на стенде помещены гармоники. Коллекция, представленных гармошек очень интересна, они разных размеров, у каждой – свой строй, свои напевы, свои узоры на мехах. Привлекает внимание гармошечка-малютка мастера  С. Самсонова с перламутровым украшением. Так что же связывает фотографию и гармонику? Ручная гармоника была завезена в Россию в 19 веке, как заморский чудо-инструмент. Однако здесь ей не суждено было остаться сувениром – очень скоро гармоника превратилась из экзотического инструмента в народный. А обязаны мы этим, как не странно, не музыкальным мастерам, а тульским оружейникам. Летом 1830 года один из них, Иван Сизов, поехал на ярмарку в Нижний Новгород и там услышал гармонику. Сизов выторговал ее, тогда еще  довольно дорогую, и привез домой. Как всякий любознательный мастеровой, он первым делом разобрал инструмент и изучил его устройство. Убедившись, что ничего особо сложного в нем нет, тем более для тульского оружейника, взял и сделал своими руками такой же. Далее он организовал производство инструментов, которое перекинулось в другие города.

В 1847 году русский фотограф-любитель Сергей Львович Левицкий, юрист по образованию, сделал фотоаппарат со складным мехом, использовав для этой цели складной мех для гармонии. Появление такого фотоаппарата значительно расширило возможности съемки, он стал намного портативнее всех других аппаратов.

В 1880 году журнал «Фотограф» констатировал, что фотография  превратилась в «необходимую принадлежность, потребность каждой семьи, каждого кружка друзей, товарищей, знакомых, сослуживцев, стала лучшим воспоминанием семейных, дружеских и общественных событий и отношений». «По случаю» снимались семьями: на выставке представлен «Семейный портрет» («Фотография Н. И. Грамм» г. Таганрог), где изображены два поколения купеческой семьи – отец, мать и их сын с женой. Мужчины одеты как типичные представители купеческого сословия: светлые косоворотки, темные сюртуки, брюки, заправленные в высокие сапоги. Старшая из женщин одета в темную цветную юбку, кофточку, шаль. Её невестка одета в типичный городской костюм конца 19 века. Еще один «Семейный портрет» («Фотография Шмид» г. Серпухов). На снимке купеческая семья в характерной для данного сословия праздничной одежде. Мужчины подстрижены «под горшок», волосы на прямой пробор. У женщин скромные гладкие прически без украшений. Обращают на себя внимание фотографии: «Портрет семейной пары», «Семейная фотография», «Грузинская семья».

Рассматривая снимки мы знакомимся с бытом, костюмом, прическами, ювелирными изделиями и т. д. Современные девочки внимательно рассматривают фотографию дамы в элегантном вечернем платье, красивой  модной шляпке. Много фотографий студентов, учащихся гимназий, и это правомерно, молодежь всегда пытлива и любознательна.

На третьей витрине выставки представлены  снимки военных: «Рядовые 1-го пехотного полка» - русской армии периода 1910-1914 гг. («Фотография А. С. Курбатова» г. Москва), «Гвардейцы» - одного  из полков русской армии, («Фотография В. С. Пахомова» г. Сызрань), «Военные медики», «Добровольцы Гражданской войны», «Полковые музыканты», унтер-офицеры – музыканты 40-го полка Российской армии конца 19 века («Фотограф Пьер Верещагин» г. Лодзь), «Вольноопределяющиеся». Эти фотографии являются историческими документами, они рассказывают нам о военном мундире, о знаках отличия, о родах войск. Кадеты православного военно-патриотического класса  часто обращаются к ним при изучении военного дела.

Здесь же мы видим альбом 19 столетия, в красном бархатном переплете с массивными металлическими застежками. Снимки, помещенные в альбомы, являются зримой памятью минувших событий.

Советские фотоателье начали свою деятельность сразу после 1922 года. Начиная работу в новых условиях, они старались сохранить старые традиции, хотя бы в названиях своих фотоателье. Печально сознавать, что мы много растеряли из своего славного наследия, торопясь по-новому устроить свою жизнь.

Особый интерес вызывают фотографии, связанные с краеведением: комплект фотографий семьи Свиридовых, 30-50 гг. ХХ в., военная фотография 40-х г. ХХ в. семьи Дубининых.

 Нельзя не сказать о негативах на стекле. На выставке представлены храмы Ярославля в 30-е годы. Умело подсвеченные, они завораживают взгляд. И это понятно, современная молодежь, используя цифровые аппараты, мобильные телефоны, смотрит на стеклянные негативы, как на исторический фрагмент развития фотографии.

Завершает выставку подборка фотографий, связанных с китайскими городами Харбин и Шанхай. Но это тема отдельного рассказа…


© Биробиджанская епархия. г. Биробиджан, ул. Ленина, 34, тел. 8 (42622) 2-07-92. e-mail: eao@eparh.ru