Анонс событий

Поиск на сайте

Епархиальная газета «Благовест»

Экспорт новостей


kazanhram.png


Warning: opendir(/home/b/bekk77/eparh/public_html/images/stories/vystavka/VII Golgofa/01/1) [function.opendir]: failed to open dir: No such file or directory in /home/b/bekk77/eparh/public_html/mambots/content/plugin_jw_sigpro.php on line 87
VII епархиальная выставка - «Русская Голгофа»

img_054930 октября 2010 г., в День памяти жертв политических репрессий, в Социально-просветительском центре Биробиджанской епархии открылась экспозиция VII епархиальной выставки «Русская Голгофа». Выставка посвящена подвигу святых новомучеников и исповедников Российских, памяти тех, кто через испытания и страдания незыблемо пронес веру Христову и безбоязненно отстаивал ее перед сильными мира сего. Экспозиция выставки рассказывает об эпохе кровавых богоборческих гонений ХХ века. Среди экспонатов выставки подлинные документы, старые фотографии, предметы, принадлежавшие страдальцам за веру. Эти святыни предоставлены Высоцким мужским монастырем г. Серпухова, Л. И. Вольфсоном и другими владельцами частных коллекций.

Открывается выставка фотографией митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Антония (Вадковского; 1846 – 1912 гг.). Один из самых образованнейших, авторитетных и высокопоставленных иерархов, - Первенствующий член Святейшего Правительствующего Синода, член Государственного совета, - митрополит Антоний хорошо понимал, какая буря надвигается на Россию. 16 марта 1901 г. в ответном письме графине Софье Андреевне Толстой по поводу отлучения от Церкви графа Л. Н. Толстого митрополит Антоний, прозревая будущее Российской Церкви, писал: «Пастырей Церкви поставляет Господь... Оставались они пастырями, одевались и в рубище, гонимые и преследуемые, останутся таковыми и всегда, хотя бы и в рубище пришлось им опять одеться, как бы их ни хулили и каковыми бы презрительными словами ни обзывали».

Пророчески предсказывал надвигающуюся катастрофу и святой праведный отец Иоанн Кронштадтский. Глубокочтимый всей православной Россией, «всероссийский пастырь», дерзновенный молитвенник и чудотворец отец Иоанн Ильич Сергиев (1829 - 1908 гг.; канонизирован в лике святых 8 июня 1990 г.), митрофорный протоиерей; настоятель Андреевского собора в Кронштадте, член Святейшего Правительствующего Синода, член Союза русского народа, пламенный проповедник, духовный писатель, церковно-общественный и социальный деятель право-консервативных монархических взглядов, провидя грядущие события в России в 1903 г. не говорил, а поднимая руки кверху кричал  с церковного амвона: “Уже близко время, что разделится народ на партии, восстанет брат на брата, сын на отца, отец на сына и прольется много крови на Русской земле… Кайтесь, кайтесь, приближается ужасное время, столь ужасное, что вы и представить себе не можете!” Ужас овладел присутствующими. 80-летняя Леушинская игумения Таисия спросила у святого, когда же это будет? Отец Иоанн отвечал ей: “Мы с тобой, матушка, не доживем, а вот они, - он указал рукой на монахинь, - доживут”. В экспозиции выставки представлены: книга «Солнце правды», избранные проповеди отца Иоанна Кронштадтского) с его собственноручной надписью: «С удовольствием разрешаю Совету Общества религиозно-нравственного просвещения снова издать (и сколько угодно разов) книжку «Слово мудрости духовной» и другие издания, изданные им мои сочинения. Протоиерей Иоанн Сергиев. 14 января 1908. Кронштадт»; его фотография (Фотография И. Яковлева в Кронштадте); хромолитографический портрет 1908 г., изданный по благословению Святейшего Правительствующего Синода к 40-му дню преставления праведника, принадлежавшие дорогому батюшке епитрахиль, митра и футляр для нее с золотым тиснением: «Поставщик двора Его Императорского Величества фабрикант И. А. Жевержеев, Санкт-Петербург».

И это предсказанное праведником ужасное время действительно вскоре и наступило. В ночь с 16 на 17 июля 1918 г. во исполнение постановления Уральского Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, возглавлявшегося большевиками, в соответствии с личными санкциями Ленина и Свердлова, в подвале дома инженера Ипатьева в Екатеринбурге были расстреляны российский император Николай II, его семья, - императрица Александра Федоровна, дети Ольга, Татиана, Мария, Анастасия, цесаревич-наследник Алексий, - и их прислуга. На выставке помещена уникальная фотография 1895 года Государя императора Николая II и императрицы Александры Феодоровны с первенцем великой княжной Ольгой Николаевной (Левицкий и сын, фотографы их Императорских Величеств, С.-Петербург), фотография Государя императора Николая II.

В это смутное время 15 августа 1917 г. открылся Всероссийский Поместный Собор, восстановивший Патриаршество в Российской Церкви. После четырех туров голосования Собор избрал кандидатов на Первосвятительский Престол. Патриарха предстояло избрать жребием, он пал на святителя Тихона (в миру Василий Иванович Белавин; 19.01.1865 – 25.03.1925; прославлен в лике святых в 1989 г.), бывшего архиепископа Виленского и Литовского,  23 июня 1917 г. избранного духовенством и паствой Московской епархии митрополитом Московским. Он давал себе отчет, какая непосильная ноша ложится на его плечи: «Сколько мне придется глотать слез и испускать стонов в предстоящем мне патриаршем служении и особенно в настоящую тяжелую годину!... Отныне на меня возлагается попечение о всех церквах российских и предстоит умирание за них во все дни».

Между тем, события, происходившие в России, приобретали все более трагический оборот. Начались кровопролитные столкновения между сторонниками и противниками большевиков. Артиллерийские орудия били прямой наводкой по Кремлю. Великой святыни России были причинены серьезные разрушения: артиллерийским огнем пробит купол Успенского собора, стены Чудова монастыря, собор Двенадцати апостолов, получили повреждения и были осквернены другие кремлевские храмы, повсюду были лужи крови и тела убитых. Об этой трагической странице нашей истории повествует представленная на выставке брошюра участника Поместного Собора 1917-1918 гг. епископа Нестора Камчатского «Разстрел Московского Кремля» (М., 1917 г.). В феврале 1918 г. он был арестован и заключён в Таганскую тюрьму. В 1948 г. митрополит Нестор (Анисимов; 09.11.1885 - 04.11.1962)  вновь был приговорён к 10 годам лишения свободы. Одним из пунктов обвинения стало написание брошюры «Расстрел Московского Кремля» за три десятилетия до ареста.

Россия и вместе с ней Русская Православная Церковь вступила на свою Голгофу. Духовенство, монашествующие, активные миряне, или, как их презрительно называли «церковники», подвергались гонениям, лишениям, ссылкам, изощренным пыткам и умерщвлению, храмы и монастыри осквернялись, закрывались и разорялись, святыни и многовековое культурное наследие Отечества безжалостно уничтожались.

Святейший Патриарх Тихон явился в эти годы истинным защитником Православия. В Послании 19 января 1918 г. он писал: «Гонение жесточайшее воздвигнуто на Святую Церковь Христову: благодатные таинства… открыто объявляются ненужными, излишними; святые храмы подвергаются или разрушению…, или ограблению и кощунственному оскорблению; чтимые верующим народом обители святые захватываются безбожными властелинами тьмы века сего и объявляются каким-то якобы народным достоянием; школы, содержавшиеся на средства Церкви Православной… признаются излишними и обращаются или в училища безверия, или даже прямо в рассадники безнравственности. Имущества монастырей и церквей православных отбирают под предлогом, что это – народное достояние, но без всякого права и даже без желания считаться с законною волею самого народа. И, наконец, власть, обещавшая водворить на Руси право и правду, обеспечить свободу и порядок, проявляет всюду только самое разнузданное своеволие и сплошное насилие над всеми, и, в частности, над Святою Церковью Православной». На нашей выставке представлено: четыре фотографии Святейшего Патриарха Тихона; святой антиминс, освященный 19 мая 1912 г. Тихоном, архиепископом Ярославским и Ростовским, будущим Патриархом, с его собственноручной подписью; принадлежавшие ему шелковые чётки, «Чиновник архиерейского священнослужения» (Москва, Синодальная типография, 1897 г.) и панагия с изображением Нерукотворного образа Спасителя (СПб, серебро 84 пробы, камни, эмаль, масляная живопись), с памятной надписью: «Митрополиту Тихону на молитвенную память о пастырях и пасомых Литовской епархии 1913-1917 Вильна Дисна». Впоследствии эта панагия принадлежала священномученику архиепископу Угличскому Серафиму (Самойловичу). Здесь же находится икона страдальца за веру, прославленного предшественника Святейшего Тихона святителя Гермогена, Патриарха Московского (начало ХХ в., 36Х31 см., дерево, левкас, масло), на обороте которой стоит печать: «Сия икона освящена в Московском Большом Успенском Соборе на гробнице Св. Патриарха Ермогена сентября 2/15 дня 1918 г.» с автографом: «Протопресвитер Н. Любимов» (настоятель Успенского собора протопресвитер Николай Любимов; 1858-1924 гг.), надпись: «+Сия святая икона даруется в благословение Вадиму Васильевичу Орлову за его усердные труды во благо Церкви Христовой. 1918 года, октября 4 дня», и собственноручный автограф: «Тихон, Патриарх Московский и всея России». В этом же разделе выставки представлены «Православный календарь на 1921 г.» (издательство А. Г. Куляшова, Москва), с портретом Патриарха Тихона на обложке, и «Красная нива. Литературно-художественный журнал под редакцией А. В. Луначарского и Ю. М. Стеклова №27» (М., 8 июля 1923 г.), с «факсимиле покаяния бывшего патриарха Тихона».

В праздник Благовещения (25 марта / 7 апреля) 1925 г. скончался Патриарх Тихон. Избрать нового Патриарха власти не допустили. 12 апреля, в день похорон почившего Первосвятителя, собор из 45 архиереев ознакомился с его завещанием: «В случае нашей кончины, наши Патриаршие права и обязанности, до законного выбора нового Патриарха, представляем временно Высокопреосвященнейшему митрополиту Кириллу. В случае невозможности по каким-либо обстоятельствам вступить в отправление означенных прав и обязанностей, таковые переходят к Высокопреосвященнейшему митрополиту Агафангелу. Если же и сему митрополиту не представится возможным осуществить это, то наши Патриаршие права и обязанности переходят к Высокопреосвященнейшему Петру, митрополиту Крутицкому». К этому времени митрополиты Кирилл и Агафангел томились в заключении. Обязанности Местоблюстителя Патриаршего Престола воспринял митрополит Петр. Через 8 месяцев он так же был арестован, находился в тюрьмах и дальних ссылках, последние годы жизни провел в одиночной камере. В декабре 1936 г. власти объявили о его кончине, а 10 октября 1937 г. святитель был расстрелян. Все эти годы обязанности Заместителя Патриаршего Местоблюстителя исполнял митрополит Сергий (Страгородский; 1867-1944 гг., с 8 сентября 1943 г. – Патриарх). С декабря 1936 г. он воспринял титул Патриаршего Местоблюстителя. С ноября 1926 г. по 27 марта 1927 г., когда митрополит Сергий находился в очередном заключении, обязанности Заместителя исполнял архиепископ Угличский Серафим  (Самойлович; 1881-1937 гг.) Еще в сане иеромонаха  он вместе с будущим Патриархом Тихоном служил миссионером в Алеутско-Аляскинской епархии, вместе с ним приехал в Ярославль. В 1920 г. стал епископом Угличским, в 1922 г. был в заключении в Бутырской тюрьме. С 30 ноября 1926 г. по 27 марта 1927 г., после того, как были арестованы митрополиты Петр (Полянский), Сергий (Страгородский) и Иосиф (Петровых), возглавил управление Патриаршей Церкви.  В марте 1927 г. заключён во Внутреннюю тюрьму ГПУ. Любые компромиссы с безбожными властями он считал недопустимыми, на допросе твердо отверг попытки вмешательства в церковные дела и был выслан в Угличь. В феврале 1928 г. вновь арестован. Его дальнейшая судьба - постоянное пребывание в ссылке и лагерях. В 1937 г. арестован в лагере и расстрелян. Священномученик Серафим канонизован в августе 2000 г. На выставке можно увидеть групповую фотографию Патриарха Тихона вместе с митрополитом Ярославским Агафангелом (Преображенским; 1854-1928 гг.; канонизован как исповедник в 2000 г.) при посещении женского Казанского монастыря г. Данилова Ярославской епархии; требное Евангелие (серебро 84 пробы, 1893 г.), принадлежавшее митрополиту Агафангелу, его агатовые четки, фотографию Патриарха Тихона вместе с митрополитом Петром (Полянским; 1862-1937 гг.; канонизован как священномученик в 1997 г.); фотографию митрополита Петра; фотографию архиепископа Серафима (Самойловича), где он снят с панагией Патриарха Тихона; две другие его фотографии, на обороте одной из которых имеется автограф: «+На молитвенную память – Серафим, архиепископ Угличский, Заместитель Патриаршего Местоблюстителя. 1227 г. 11/24 янв. Г. Углич». Кроме этого представлен святой антиминс, освященный 2 мая 1921 г. епископом Угличским Серафимом, с его подписью.

В этом же разделе выставки расположены предметы, связанные с жизнью других замечательных иерархов Русской Православной Церкви, твердо прошедших по тернистому пути жизни на свою кровавую Голгофу.

Это священномученик Иларион (Троицкий;1886-1929 гг.), магистр богословия, профессор, участник Поместного Собора Русской Церкви 1917-1918 гг. Обладая большой известностью и авторитетом, в страшные годы большевистского гонения он стал главным помощником и сподвижником Патриарха Тихона. Именно за это в марте 1919 г. тогда еще архимандрит Иларион был арестован и заключен в Бутырскую тюрьму. Вскоре его освободили. В мае 1920 г. Святейшим Патриархом Тихоном была совершена его хиротония во епископа Верейского, викария Московской епархии. С марта 1922 по май 1923 г. он находится в ссылке. Вскоре он был возведен в сан архиепископа. Летом 1923 г. Иларион изгнал из Сретенского монастыря обновленцев и заново, великим чином освятил престол и собор. Этим он показал, что грех и нечестие отступничества требуют особого очищения. Молва об этом разнеслась по всей России. Обновленцы целыми приходами каялись и возвращались в Церковь, и в ноябре 1923 г. он был арестован. Владыку осудили на три года концлагерей и отправили на Соловки, где условия содержания были особенно страшны. В конце лета 1925 г. его  внезапно перевели в ярославскую тюрьму для того, чтобы склонить к присоединению к новому обновленческому расколу. «Я скорее сгнию в тюрьме, но своему направлению не изменю», -сказал он. Весной 1926 г. святитель вновь оказывается на Соловках. После выхода в свет декларации Митрополита Сергия от 16/29 июля 1927 г. святитель поддержал ее позицию. "Никакого раскола! – сказал он находящимся с ним в заключении епископам, - Что бы нам ни стали говорить, будем смотреть на это как на провокацию!"» Осенью 1929 г. срок заключения заканчивался, однако власти не собирались выпускать на волю «великого Илариона». Он был вновь осужден на три года, - на поселение в Среднюю Азию. Повезли его туда этапом, - от одной пересылочный тюрьмы к другой. В дороге святитель заразился сыпным тифом, в горячке его привезли в Ленинград и поместили в тюрьму. Спустя несколько дней начался бред, перешедший в агонию. В бреду священномученик говорил: «Вот теперь я совсем свободен!». Он отошел ко Христу 15/28 декабря 1929 г. Ленинградский митрополит Серафим (Чичагов) добился у властей разрешения похоронить святителя. Когда близкие увидели его тело, то узнали с трудом: годы лагерей и тюрем превратили молодого, 43-летнего цветущего человека в седого старика. Канонизация  священномученика совершилась в 2000 г. В экспозиции выставки представлены: две фотографии Владимира Алексеевича Троицкого, преподавателя и профессорского стипендиата Московской Духовной Академии, будущего архиепископа Верейского Иллариона (Фотография А. П. Платонова, Сергиев Посад. 1910-1913 г.); фотография епископа Верейского Илариоа (Троицкого), викария Московской епархии (Москва, после мая 1920 и до 22 марта 1922 гг.); панагия с изображением Спасителя в терновом венце (серебро, камни, живопись на перламутре), дарственной надписью на обороте: «Епископу Илариону в благодарное воспоминание молитвеннаго общения и взаимной любви 1913-1923 г.г.».

С именем другого священномученика, - Ювеналия (Масловского; 1878-1937 гг.), архиепископа Рязанского и Шацкого, связаны находящиеся в экспозиции выставки предметы: принадлежавшие ему архиерейские панагия и крест (серебро 84 пробы, золочение, камни, жемчуг, эмаль, живопись); два вышитых «крестом» орлеца (64Х57 см.), и архиерейский жезл (155Х18 см, металл, стекло). Священномученик Ювеналий был хиротонисан во епископа Каширского, викария Тульской епархии, в 1914 г. В 1917 г. его назначили на Тульскую кафедру. Был участником Поместного Собора 1917-1918 гг. В 1923 г. за отказ отдать комиссарам церковные ценности Владыка был осужден к трём годам лишения свободы. Всего в 1923 г. в связи с кампанией по изъятию церковных ценностей в Туле было расстреляно и замучено более шестидесяти служителей Христа. Однако в августе его выпустили, и он был назначен архиепископом Курским. К этому времени в Курске все храмы  уже обратили в места увеселений и надругательств. В феврале 1924 г. он был вновь арестован и отправлен в Соловецкий лагерь - там уже находилось более 120 священнослужителей, 25 из которых были архиереями. В 1927 г. он вернуться из заключения и был назначен на Рязанскую кафедру. Владыка принимал в епархию возвращающихся из ссылок священнослужителей, давал им приходы и по возможности помогал материально. В январе 1936 г. он был арестован и приговорён к пяти годам лагерей. Заключение святитель проходил в Сиблаге на общих работах по десять часов в день. Летом 1937 г. он был переведён в лагерь для инвалидов, а 30 сентября осужден и приговорен к расстрелу. Его расстреляли в ночь с 24 на 25 октября 1937 г. В письмах из мест заточения он писал: «В последнее время пришлось пережить столько назидательного, отрадного, мистического», и что «отсюда у меня и бодрость духа, и мир в душе, и сознание, насколько мы ничтожны и как велика сила Божия и Его милость к нам». Священномученик Ювеналий причислен к  лику святых в августе 2000 г.

В кровавом 1937 г. был расстрелян и епископ Серпуховской Арсений (Жадановский; 1874-1937 гг.). Он родился в семье протоиерея Иоанна, который служил в Рождество-Богородичной церкви города Чугуева. В этом храме священствовали несколько поколений семьи Жадановских. Окончил Московскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия. С 1904 г. наместник Московского Чудова монастыря в Кремле. Активно занимался издательской деятельностью. В годы наместничества епископа Арсения Чудов монастырь стал одним из центров духовного просвещения Москвы и всей России. 8 июня 1914 г. был хиротонисан во епископа Серпуховского, викария Московской епархии, с оставлением в должности наместника Чудова монастыря. В 1918 г. эта древняя обитель была закрыта, а затем полностью разрушена. В 1918-1919 гг. жил в полузатворе в Серафимо-Знаменском скиту Подольского уезда Московской губернии, будучи духовником схиигумении Фамари (Марджановой) и сестер скита. В 1923 г. по болезни был уволен от управления Серпуховским викариатством и проживал в селе Кузьменки Серпуховского уезда. В 1926 был выслан в Нижегородскую губернию. В 1931 г. был арестован, но через два месяца по ходатайству Красного Креста освобождён. В 1932 г. вновь арестован, вскоре освобождён. Следующий арест последовал в мае 1933 г., - он был осуждён на три года ссылки в Казахстан. Из-за болезни приговор был признан условным. Жил Владыка в дачном посёлке Котельники под Москвой, туда к нему приезжали духовные чада, участвовавшие в тайных богослужениях в домовой церкви. 14 апреля 1937 г. епископ Арсений был арестован и заключен в Бутырскую тюрьму. В протоколе допроса от 28 мая записаны его слова: « Православная Церковь неоднократно переживала гонение и снова возрождалась, так и в настоящее время. Положение, которое переживает Церковь при Советской власти, должно измениться, Церковь будет восстановлена, и снова откроются монастыри. Советская власть будет свергнута народом и управлять страной будут русские верующие люди, преданные Православной Церкви". 26 сентября 1937 г.  епископ Арсений был приговорен тройкой при УНКВД СССР по Московской области к расстрелу и на следующий день, в праздник Воздвижения Креста Господня, был расстрелян на полигоне НКВД в Бутово под Москвой. На выставке представлены: неопубликованная рукопись епископа Арсения «Духовные выписки. Продолжение 1910 г., стр. 171-318»; пять фотографий владыки, на оборотной стороне одной из них имеется автограф: «+ Дорогому о Господе всечестному д. Илии Евтихиевичу Борисенко на молитвенную память делаю сию надпись в знак благодарности Вам за проявленную ко мне любовь. Епископ Арсений»; небольшая икона Божией Матери «Нечаянная Радость» (13Х10,5 см., дерево, левкас, темпера), на обороте которой так же стоит автограф: «Боголюбезнейшему протоиерею о. Владимиру на молитвенную память и благословение в день тридцатилетия служения его в священном сане. Арсений, Епископ Серпуховский. Владычний монастырь, 1920, Декабря 22 дня, г. Серпухов»; принадлежавший епископу Арсению мощевик в форме сердца с изображением святителя Алексия, Митрополита Московского и Распятием на оборотной стороне (7,5Х6,5 см., серебро, позолота, гравировка, чернь; мощи святителей Петра, Алексия, Ионы и великомученицы Варвары); книга «Жизнь Святейшаго Никона Патриарха Всероссийскаго» (издание второе Ставропигиального Воскресенского Нового Иерусалима монастыря. М., 1907 г.) с автографом: «Дана сия книга ученице в Московской женской гимназии Александре Кочановой в награду за благонравие и отличные успехи в течение 1913/14 учебного года. Арсений, Епископ Серпуховский. 1914. Сент. 22». Гербовая печать с надписью: «Печ. Епископа Серпуховскаго викария Московской епархии»; иконка преподобной Димникии (литография нач. ХХ в.) с автографом: «Рабе Божией Домникии. Е. А.»; иконка «Видение преподобному Александу Свирскому» (литография нач. ХХ в.) также с автографом; «Акафист Пресвятей Владычице нашей Богородице честному Ея Знамению» (СПб, Синодальная типография, 1909 г.) с автографом: «+ «Радуйся, стариц боголюбивых тихое прибежище» (из 5 икоса). В день Ангела моей старице схи-игумении Фамари. 1927. Неделя жен Мирон. Е. А.»; «Келейное правило Серафимо-Знаменского скита» (типография Казанской Амвросиевской Шамординской женской Пустыни, 1913 г.) с автографом схиигумении Фамари: «Дорогой о Господе Матушке Игумении Валентине на молитвенную память о многогрешной Схиигумении Фамари. 24 июля 1…»

В 1914 г. клир Русской Православной Церкви составлял 68 928 священников и диаконов. Всего за годы гонений на Церковь безбожной властью было осуждено 82 425 священнослужителей. Только в самый трагичный для Церкви 1937 г. было репрессировано 33 382 «служителей религиозного культа». В эпоху кровавых гонений, когда принятие сана означало неминуемые страдания, а, возможно, и смерть, с риском для жизни исповедники веры вступали на путь жертвенного служения Церкви Христовой. К 1941 г. в СССР остались 5 665 священнослужителей, и только четыре архиерея.

В витринах выставки мы видим иерейский крест (11,5Х6 см., 1896 г., серебро 84 пр., литье) принадлежавший священомученику архиепископу Андронику (Никольскому;  1870-1918 гг.), архиепископу Пермскому и Соликамскому. В ночь на 17 июня 1918 г. губисполком  арестовал архиепископа. Подобрали наиболее жестоких конвоиров, находивших удовольствие в издевательствах и насмешках над ним. На допросе владыка молча молился, потом снял панагию, завернул ее в шелковый платок, положил перед собой на письменный стол и, обращаясь к своим палачам и гонителям Церкви, бесстрашно сказал: «Мы враги открытые, примирения между нами не может быть. Если бы не был я архипастырем, и была необходимость решать вашу участь, то я, приняв грех на себя, приказал бы вас повесить немедленно. Больше нам разговаривать не о чем». Сказав это, он неспешно надел панагию, спокойно поправил ее на груди и, погрузившись в молитву, не проронил более ни слова. В первом часу ночи 20 июня святителя привезли в лес, дали лопату и велели копать могилу. Святитель копал. Ему приказали: «Давай ложись». Но могила оказалась коротка, святитель снова копал, удлиняя ее. Когда могила была готова, владыка попросил помолиться. Палачи разрешили. Архиепископ минут десять молился, затем повернулся ко всем четырем сторонам, благословил свою пермскую паству и сказал: «Я готов». И палачи стали забрасывать его землей, потом несколько раз выстрелили и закапали.

Рядом находится фотография архиепископа Тверского Фаддея (Успенского; 1872-1937 гг.). Он был арестован 20 декабря 1937 г. Тюремное начальство поместило владыку в камеру с уголовниками, и те насмехались над ним, старались его унизить. И тогда Матерь Божия ночью явилась главарю уголовников и грозно сказала ему: «Не трогайте святого мужа, иначе все вы лютой смертью погибните». С этого дня уголовники даже начали заботиться о владыке. Через десять дней он был приговорен к расстрелу. Святитель Фаддей был казнен 31 декабря 1937 г. Рассказывают, что его утопили в яме с нечистотами.

Икона святой мученицы Надежды (22Х9,5 см., дерево, масло) имеет на обороте автограф: «Надюше, родной дочке моей, в благословение и благодатное руководство в жизни. Отец Еп. Гавриил. 14/27 ноября 1927 г. Москва». Епископ Гавриил (Красновский: 1885-1941 гг.) окончил Московскую Духовную семинарию, юридический факультет Московского Императорского университета, Александровское военное училище. Служил поручиком на Румынском фронте, был контужен и ранен, затем был командиром взвода Красной армии, демобилизован в 1921 г. по состоянию здоровья. С 1921 г. – священник. В 1923 г. Патриархом Тихоном рукоположен во епископа Клинского, викария Московской епархии, несколько раз арестовывался. 18 июля 1941 г. приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян 18 августа 1941 г. «Народная власть» не взирала ни на какие заслуги перед ней.

Епископ Старобельский Неофит (Следников; 1873-1918 гг.), чья фотография с автографом представлена на выставке (И. Громов, Вологда), - талантливый проповедник, миссионер,  литератор, - умер от тифа 29 ноября 1918 г.

Панагия с изображением Владимирской Богоматери (серебро, камни, жемчуг, темпера) с дарственной надписью: «Епископу Феофилу в память годовщины пребывания его на Кубанской кафедре от любящих покорных чад духовных. 17 июля 1928 года» принадлежала архиепископу Кубанскому и Черноморскому Феофилу (Богоявленскому; 18861933 гг.). Он был арестован 24 января 1933 г. по обвинению в поддержке странствующих священнослужителей. В тюрьме заболел сыпным тифом, был насильно обрит. Из тюремной больницы тяжело больного владыку сотрудники ОГПУ увезли в неизвестном направлении - на расстрел. Он был расстрелян 8 апреля 1933 г.

Ковшик с вставленным в рукоять полтинником царской чеканки (3,5Х5,5 см., фабрика Овчинникова, серебро 84 пр., гравировка) и выгравированной на нем надписью: «Мичман Стеблин-Каменский 1909 - » принадлежал священномученику протоиерею Иоанну (Стеблин-Каменскому; 1887-1930 гг.) Отец его был сенатором, дед Виленским губернатором, мать дочерью вице-адмирала. Окончил Морской кадетский корпус и в 1909 г. Был произведен в мичмана, был ротным командиром на крейсере «Адмирал Макаров». В 1917 г. уволился из флота по состоянию здоровья, работал в научной экспедиции. Во времена гонений на Церковь он решился принять  сан священника. В 1920 г. рукоположен во диакона, в 1921 г. был впервые арестован ЧК. Летом 1923 г. рукоположен в сан священника. В 1924 г. арестован и приговорен к трём годам заключения на Соловки. В 1927 освобождён и отправлен в административную ссылку в Воронеж. В 1929 г. был арестован и допрошен. Его ответ содержится в обвинительном заключении: «Для меня нет сомнения, что вера в распятого Христа непобедима, что кажущееся торжество материализма есть временное явление». Постановлением Особого Совещания при Коллегии ОГПУ отец Иоанн был приговорён к заключению в Соловецкий концлагерь сроком на три года. 5 мая 1930 г. он был возвращен в Воронежскую тюрьму. По сфабрикованному делу о «Церковно-монархической организации» было привлечено 492 человека. Невиданными пытками и издевательствами жесточайший в мире репрессивный аппарат не смог сломить отца Иоанна. Он написал: «В предъявленном мне обвинении виновным себя категорически не признаю». 28 июля 1930 г. он был приговорен к расстрелу и вечером 2 августа был расстрелян.

Печать для пакетов (агат, серебро, 8,5Х3 см., изображение креста и митры, надпись «Епископ Сергий») принадлежала священномученику Сергию (Звереву; 1872-1937 гг.), архиепископу Елецкому. В 1922 г. был хиротонисан во епископа Севастопольского, с 1925 г. епископ Мелитопольский. Входил в состав Священного Синода, учреждённый Патриархом Тихоном в 1925 г. В 1926 г. был арестован, приговорён к двум годам ссылки. В 1927 г. возведён в сан архиепископа. С 1929 по 1935 гг. Владыка являлся архиепископом Елецким. В 1935 г. он был арестован и приговорён к пяти годам содержания в Карагандинском концлагере. В лагере духовенство и миряне тайно собирались для молитвы. Иногда удавалось служить панихиды по тем, кто уже сподобился мученического венца. Молитва помогала смириться со всеми ужасами лагерной жизни, переносить все с кротостью, видя во всем Промысл Божий. В 1937 г. Владыка был расстрелян. Причислен к лику святых в августе 2000 г.

Панагия с изображением Иверской Божией Матери (11Х4,5 см., серебро, живопись на перламутре, камни) имеет на оборотной стороне гравировку: «+ память арх. Бориса 21.II.1928 г.». Она напоминает о жизненном пути страдальца за веру - архиепископа Рязанского и Зарайского Бориса (Соколова; 1865-1928 гг.). Он стал священником в 1893  г. Овдовев, в 1919 г. был хиротонисан во епископа Юрьевского. В 1922 г. арестован во время кампании по изъятию церковных ценностей и приговорён к 7 годам лишения свободы, но в следующем году освобождён. С 1923 г. - архиепископ Рязанский и Зарайский. Был активным противником обновленчества. В 1924 г. арестован и помещен в Бутырскую тюрьму. В марте 1926 г. особое совещание Коллегии ОГПУ приговорило его к трём годам ссылки в Нарымский край. В тюрьме он тяжело заболел астмой и был выслан в Ярославскую губернию на три года. Умер в ссылке в селе Перловка 21 февраля 1928 г.

Интересен жизненный путь митрополита Трифона (Туркестанова), фотография которого в сане епископа помещена в витрине выставки (Фотография П. А. Пономарева, Москва, 1906 г.). Митрополит Трифон (князь Туркестанов; 1861-1934 гг.) был потомком грузинского князя Баадура Туркестанишвили, переселившегося в Россию при Петре I. Мать приходилась племянницей декабристу М. М. Нарышкину. С ранних лет окормлялся старцем Варнавой Гефсиманским. В 1884 г. В раннем детстве он опасно заболел и, мать в горячей молитве к мученику Трифону дала обет посвятить сына Богу и назвать при монашеском постриге именем Трифон. Когда вскоре он поправился и семья совершила поездку в Оптину пустынь, прозорливый старец Амвросий неожиданно обратился к собравшимся людям: «Пропустите архиерея с матерью!» Толпа расступилась и он подошел под благословение. В 1889 г.в Тифлисе он был действительно пострижен в монашество с именем Трифон. В 1901 г. ему определено быть епископом Дмитровским. В двадцатые годы, памятные православным массовыми гонениями со стороны советской власти, ему пришлось многое претерпеть. В 1923 г. епископ Трифон был возведен Патриархом Тихоном в сан архиепископа. В 1931 г. к 30-летию архиерейского служения указом митрополита Сергия (Страгородского) он был возведен в сан митрополита. Среди его духовных детей было немало выдающихся музыкантов, театральных деятелей и актеров того времени. В 1934 г. митрополит Трифон тяжело заболел и 14 июня 1934 г. отошел ко Господу.

Рядом находятся две фотографии епископа Рыльского Алексия (Готовцева; 1891-1936 гг.). В 1921 г. он был хиротонисан во епископа Звенигородского, викария Киевской епархии, в 1923-1927 гг. епископ Серпуховской, с 1927 г. на рыльской кафедре. В 1922-1923 и 1925 гг. трижды подвергался арестам. Погребен в Москве на Пятницком кладбище.

Здесь же другие две фотографии священномученика архиепископа Семипалатинского Александра (Щукина; 1891-1937 гг.) с автографами на оборотной стороне: «+ Дорогой о Господе инокине Антонине на добрую память отъ Епископа Александра. 6 декабря 1924 года», и «+ Дорогой духовной дочери о Господе послушнице Параскеве на добрую память отъ Епископа Александра. 30/XI 1924 г.». Священномученик Александр в 1923 г. был посвящен во епископа Лысковского, викария Нижегородской епархии. Обличая безбожие, он говорил: «Разрушать монастыри и храмы могут лишь люди, лишенные человечности, не верующие в вечную жизнь, да и в земной жизни мало что предполагающие построить». В 1928 г. был арестован и заключён в тюрьму. Ему предложили прекратить проповеди в обмен на свободу, но он отказался, сказав: «Тело моё в вашей власти, и вы можете делать ним, что хотите, но душу свою я вам не отдам». Был приговорён к трём годам заключения, которые он отбывал в Соловецком лагере особого назначения (СЛОН). С  декабря 1931 г. управляющий Орловской епархией, с 1934 г. – архиепископ, в 1935 г. назначен архиепископом Курским, с 1936 г. - архиепископ Ржевский, викарий Калининской епархии, с июня 1936 г. - архиепископ Тульский, с сентября 1936 г. - архиепископ Семипалатинский. На предложение уйти на покой и переждать гонения владыка ответил твердым отказом: «Я не для того взял посох, чтобы его оставить». В августе 1937 г. он был арестован и приговорён к расстрелу. Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских в августе 2000 г.

На выставке находится архиерейской облачение, принадлежавшее епископу Григорию (Козыреву; 1882-1937 гг.). Выходец из старинного рода священнослужителей. В 1923 г. Патриархом Тихоном был посвящен во епископа Муромского, викария Владимирской епархии. Вскоре был арестован и находился в Бутырской тюрьме. Приговорён к двум годам лишения свободы и отправлен в Соловецкий лагерь особого назначения. С 1925 г. епископ Вольский, викарий Саратовской епархии. Участвовал в диспутах с атеистами. В 1926 два месяца провёл в заключении. С 1927 г. - епископ Суздальский, викарий Владимирской епархии. С 1929 г. - епископ Новоторжский, викарий Калининской епархии, затем епископ Бежецкий, викарий той же епархии. В 1936 г. в течение месяца находился в тюрьме. С 1937 г. - епископ Барнаульский. 26 июля 1937 г. был арестован, приговорён к расстрелу и вскоре расстрелян.

Среди экспонатов выставки есть предмет, который напоминает о судьбе людей, вынужденных покинуть Родину. Это небольшая икона избранных святых: преподобного Сергия, благоверных князей Андрея Боголюбского, Бориса, Глеба и Георгия (дерево, левкас, темпера, оклад: серебро 84 пробы, 1851 г.). Она принадлежала князьям Трубецким. В подавляющем большинстве эмигрантами были военные, дворяне, интеллигенция, профессионалы, казаки и духовенство, государственные служащие, а также члены их семей. На их долю выпали немалые лишения, - они жили на чужбине, без защиты, часто без прав, неоднократно теряя свои материальные накопления. Эмиграция из России вследствие событий Гражданской войны (19171923 гг.) по состоянию на 1921 г. составила более 1,4 млн. беженцев. Только в Манчжурии и Китае общее население русских колоний в 1923 г. оценивается приблизительно в 400 тыс. человек. Всего за это время Россия потеряла не менее 5 млн. человек, включая жителей польских и прибалтийских губерний входивших в состав Российской империи и затем вошедших в состав новообразованных суверенных государств.

Тридцатые годы ХХ века – время борьбы с «религиозными пережитками» – запрещения богослужений и колокольных звонов, закрытия монастырей и уничтожения храмов и святынь. На выставке представлена Серафимо-Дивеевская икона Пресвятой Богородицы «Умиление» (41х36 см., дерево, масло). На обороте образа стоит печать: «Благословение Серафимо-Дивеевского монастыря». Икона выполнена в художественной мастерской сестрами этой знаменитой обители. После закрытия Дивеевского монастыря в 1927 г. более полутора тысяч сестер, - монахинь и послушниц, - обязаны были покинуть родную обитель и жить «в миру». Большинство Дивеевских сестер разбрелось по близлежащим селам, не желая по­кидать родную обитель, в надежде дожить до лучших времен. Все она были арестованы и отправлены в ссылки. В Арзамасской тюрьме в тридцатых годах было около двух тысяч монахинь из окрестных монастырей, в том числе и из Дивеевского.

Среди экспонатов выставки есть небольшая книжица - «Вселенский помянник» (рукопись 1918 – 1927 гг.) из Выксунского Иверского женского монастыря. Этот монастырь Нижегородской епархии основан преподобным Варнавой Гефсиманским в 1863 г. Ко времени закрытия в 1919 г. насчитывал 1000 насельниц. В 1927 г. были взорваны собор Живоначальной Троицы и три верхних яруса колокольни. При взрыве в пещерных кельях были заживо погребены сёстры-схимницы, не пожелавшие покинуть обитель.

Небольшая изящная икона Ангела Хранителя (7,5Х6 см., дерево, левкас, темпера, оклад золото, гравировка) имеет на оборотной стороне надпись: «На благословение Ленечке Остапову от его крестной матери Игумении Феофании. 18 июля 1930 г.». Игумения Феофания (Рентель; 1873-1940 гг.) – последняя настоятельница Воскресенского Новодевичьего монастыря в Санкт-Петербурге. Это был огромный комплекс - с парком, кладбищем, собором, высокой четырехъярусной колокольней. В нем действовало несколько художественных мастерских, больница и школа, готовившая учительниц для церковно-приходских школ. После революции монастырь существовал в качестве сельскохозяйственной артели. В 1926 г. в списке членов числилась двести девяносто одна монахиня. Заведовала артелью бывшая игумения монастыря Феофания. В 1932 г.  Воскресенский собор был закрыт и переделан под универмаг, весь внешний облик монастырского ансамбля варварски уничтожен, взорвана грандиозная колокольня, снесены все часовни и две церкви. Оставшиеся здания занимали различные учреждения. Уничтожен монастырский некрополь, где были погребены многие выдающиеся государственные, общественные и военные деятели, поэты, композиторы, литераторы: Ф. Тютчев, М. Врубель, Н. Некрасов, Н. Римский-Корсаков, А. Майков, С. Боткин, - гордость и слава Отечества. На долю игумении Феофании, которая подвизалась в обители с 1903 г., выпал особый крест – быть свидетельницей разорения монастыря и ареста монахинь. В 1935 г. матушку Феофанию отправили в ссылку в Башкирию. В разоренном монастыре остались одни больные и престарелые монахини, которые были брошены в не отапливаемом подвале без пропитания и теплой одежды, где и приняли мученическую смерть.

В 1927 г. Воскресенский Новодевичий монастырь стал центром епархиальной жизни. Здесь находилась резиденция митрополита Серафима (Чичагова; 1856-1937 гг.). Его капитальный труд «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря» положил начало прославлению преподобного Серафима Саровского. В 1933 г. митрополит Серафим был отправлен на покой. В 1937 г. больного старца арестовали, - при аресте его вынесли на носилках, - и расстреляли на полигоне Бутово под Москвой. Священномученик Серафим прославлен в лике святых в 1997 г. На выставке находится панагия с изображением Серафимо-Дивеевской иконы Божией Матери «Умиление» (серебро 84 пробы, позолота, финифть, припильная эмаль. Москва, 1889 г.). К 1938 г. в Ленинграде и области осталось всего 2 диакона и 10 священников на 17 действующих храмов.

О судьбе еще двух обителей напоминает украшенный бисерной вышивкой стакан (8,5Х7 см., стекло, бисер, металл). Дно начал вышивать бисером один из монахов Серпуховского Высоцкого монастыря. В 1918 г. монахов выгнали из их обители, а туда перевели монахинь Серпуховского Владычнего монастыря, в котором разместили «школу бомбометания и воздушного боя». Одна их этих монахинь и продолжила работу – вышила бисером стенки стакана. Впрочем, прожили монахини в Высоцкой обители недолго - советская власть превратила ее в тюрьму.

Показательна судьба знаменитого Спасо-Преображенского Валаамского мужского монастыря. Эта древнейшая обитель основана в X веке. К началу Первой мировой войны в ней проживало около 1000 человек. После Октябрьской революции Валаам вошёл в состав Финляндии, благодаря чему сохранился. В результате советско-финской войны 1939-1940 гг. Валаам был присоединен к СССР. Монахи, хорошо понимая, что обитель будет разорена, а сами они репрессированы, покинули остров, увезя с собою всё самое ценное, включая колокола. Они осели в Финляндии и основали Ново-Валаамский монастырь. Сейчас эта финская православная обитель принимает в год более 100 тыс. посетителей - паломников и туристов. А на самом острове Валаам, в монастырских корпусах, бывших кельях и скитах, устроили Дом инвалидов войны и труда, куда насильственно помещались инвалиды с материка. В витрине выставки - крест-мощевик (серебро, без клейм и пробы),  принадлежавший духовнику Валаамского монастыря иеросхимонаху Ефрему (Хробостову; 1871-1947гг.).

В этой же витрине представлены предметы, принадлежавшие исповедникам, прошедшим через все тяготы и лишения. Это печать (бронза, 8Х3 см.) с изображением монограммы Христа и надписью: «Епископъ Тихонъ» и двусторонняя икона в киоте – Владимирской Пресвятой Богородицы, а на обороте святителя Николая (29Х25 см., дерево, масло; киот – дерево, зеркальное стекло). Они принадлежали епископу Кирилловскому Тихону (Тихомирову; 1882–1955 гг.). Владыка Тихон – сын известного общественного деятеля и историка Льва Тихомирова. С 1907 г. - иеромонах; в 1913 г. – архимандрит, ректор новгородской духовной семинарии, с 1920 г. - епископ Череповецкий, викарий Новгородской епархии. Был изгнан обновленцами за верность Православию и Патриарху Тихону. С 1924 г. – епископ Кирилловский. Провел три года (1927-1930) в лагерях, работал на лесозаготовках, грузил бревна. Это подорвало его здоровье, вернулся инвалидом; жил в Загорске, затем в Ярославле. К этому времени он уже был больным человеком, жил в небольшом домике, занимал комнату, где помещалась одна кровать и табурет. Много времени проводил в молитве и окормлял приезжавших к нему духовных чад. Скончался 26 марта 1955 г.

Панагия с изображением Божией Матери (серебро без проб и клейм, позолота, калиброванный жемчуг, живопись на перламутре; футляр с клеймом «Эдуардъ фабрика знаковъ и жетоновъ брил. зол. и сереб. вещ.») и две книги «Толкование на паремии епископа Виссариона» (Т. I, СПб, 1894 г. и  Т. III, СПб, 1896 г.) принадлежали архиепископу Луке (Войно-Ясенецкому). На полях его рукой сделаны пометки. Архиепископ Симферопольский и Крымский Лука (Войно-Ясенецкий; 1877-1961 гг.) - хирург, ученый с мировой известностью, духовный писатель. Окончил медицинский факультет Киевского университета, работал хирургом. Овдовел, воспитывал  четверых детей. В 1916 г. защитил диссертацию «Регионарная анестезия» и получил степень доктора медицины. В 1921 г. в Ташкенте был рукоположен в сан священника, но по благословению Патриарха Тихона продолжал оперировать. Летом 1921 г. ему пришлось публично выступить в суде, защищая коллег от выдвинутого обвинения во «вредительстве». Председательствующий суда латыш Петерс обратился с вопросом: «Скажите, поп и профессор Войно-Ясенецкий, как это Вы ночью молитесь, а днем людей режете?» Он ответил: «Я режу людей для их спасения, а во имя чего режете людей Вы, гражданин общественный обвинитель?» Зал встретил удачный ответ хохотом и аплодисментами.  «Как это Вы верите в Бога? Разве Вы его видели, своего Бога?» - не унимался Петерс. «Бога я действительно не видел, гражданин общественный обвинитель. Но я много оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, никогда не видел там также и ума. И совести там тоже не находил». Зал потонул в долго не смолкавшем хохоте. „Дело врачей“ с треском провалилось. В 1923 г. был тайно пострижен в монашество и рукоположен во епископа, а спустя неделю арестован и отправлен по этапу в Туруханск. Вернулся в 1926 г., в 1930 г. снова арестован и этапирован в Архангельск. Освобождён в 1933 г. В 1937 г. арестован в третий раз, к нему применили пытки – «конвейер». С 1940 г. работал хирургом в ссылке в 110 километрах от Красноярска. Когда началась война, Владыка направил телеграмму Председателю Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинину: «Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий, отбываю ссылку в поселке Большая Мурта Красноярского края. Являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где будет мне доверено. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку». В 1941 г. его назначают консультантом всех госпиталей Красноярского края и главным хирургом эвакуационного госпиталя. В 1942 г. он возведён в сан архиепископа и назначен на Красноярскую кафедру. С 1944 г. возглавлял Тамбовскую кафедру, с 1946 г. - Крымскую в Симферополе. За книгу «Очерки гнойной хирургии» в 1946 г. удостоен Сталинской премии. Умер 11 июня 1961 г. в день Всех святых, в земле Российской просиявших. В 2000 г. прославлен как святой исповедник.

В следующей витрине выставки помещена семейная фотография священника с супругой и тремя маленькими дочерями (16Х12,5 см.). Невольно возникает вопрос: неужели этих людей советская власть считала для себя опасной? Ответ мы найдем на фотографии рядом. На ней священник Александр Александрович Ключарев с супругой Глафирой Петровной (фотография, 13,5Х9 см.). На обороте фотографии автограф: «Дорогому страждущему брату Николаю Александровичу Ключареву в день получения его письма от 14/27 сентября 1933 года на добрую память. Любящие брат Александр и Глафира Петровна (болящая) Ключаревы. 19 сентября/2 октября 1933 года». Священник Александр Ключарев родился в 1889 г., служил в селе Лыково Юрьев-Польского района Владимирской области, в 1938 г. арестован и приговорен к 5 годам лишения свободы. «Страждущему» - означает страдающему. Его брат протоиерей Николай Ключарев, чья фотография (14,5Х10 см.) находится здесь же, служил в с. Овчухи Суздальского района Владимирской области, в 1931 г. был арестован и приговорен к 3 годам лишения права проживания в 12 населенных пунктах страны. Дальнейшая судьба неизвестна. Но на обороте фотографии рукой дочери сделана надпись: «Папа. Протоиерей Николай Александрович Ключарев. Род. 1866 г. - умер 1937 год, февр. 21 в 2 ч. 40 минут ночи».

Об исповедническом пути служителей Христовых напоминают и другие экспонаты выставки. Книга «Рождество Христово» (М., Синодальная типография, 1900 г.) имеет на обложке интересный автограф: «Пресвитер Влад. Градусов». Она принадлежала схиархиепископу Лазарю - архиепископу Ярославскому и Ростовскому Димитрию (Градусову; 1881-1956 гг.). Он окончил Демидовский юридический лицей, служил по ведомству министерства юстиции в Ярославле и Вологде. В 1917-1918 - член Поместного собора от Вологодской епархии. В 1919 г. был приговорён к расстрелу, однако затем приговор был заменён принудительными работами. В 1919  г. Патриархом Тихоном рукоположен во пресвитера в Большому Успенскому собору Московского Кремля. Пресвитерами для отличия и почета было установлено называть священников этого первопрестольного храма России. После закрытия Кремля служил в единственной тогда в Ярославле Никольской церкви, более похожей на часовню, куда помещалось лишь два десятка человек, а остальным приходилось оставаться на лестнице. Рядом просторный обновленческий храм при этом пустовал. С 1943 г. - епископ Можайский, викарий Московской епархии, затем епископ Ульяновский. С 1944 г. - епископ Рязанский и Касимовский, с 1947 г. - архиепископ Ярославский и Ростовский. В 1954 г. по болезни был уволен на покой. Скончался в 1956 г., за несколько дней до смерти приняв схиму. Владыка Димитрий оказал большое влияние на формирование личности будущего митрополита Никодима (Ротова).

Книга «Последование во святую и великую неделю Пасхи и во всю светлую седмицу» (Киево-Печерская Успенская Лавра, 1889 г.) принадлежала архиепископу Калининскому и Кашинскому Варсонофию (Гриневичу; 1875 - 1958 гг.).Он 1902 г. окончил Казанскую Духовную Академию, был на преподавательской работе. В 1920 г. рукоположен во священника. Был арестован и приговорён к 5 годам ИТЛ; с 1927 по 1932 гг. находился в заключении в Соловецком лагере особого назначения. В 1945 г. хиротонисан во епископа Гродненского и Барановичского. С 1948 г. - епископ Семипалатинский и Павлодарский, с 1950 г. - Чкаловский и Бузулукский, с 1954 г. - Калининский и Кашинский.. Активно поддерживал «всякое начинание, направленное на расширение и активизацию церковной деятельности», особо заботился о восстановлении храмов. В феврале 1956 г. был возведен в сан архиепископа. Скончался 13 марта 1958 г.

О жизненном пути Предстоятеля Русской Православной Церкви Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I напоминают: его фотография в бытность архимандритом (Фотография А. П. Платонова, Сергиев Посад. 14Х9,5 см.), с автографом на оборотной стороне: «+ Всечестнейшему отцу Тихону на память от искренно преданного собрата. Арх. Алексий 1907 авг. 26 Тула»; фотография Патриарха Алексия с группой архиереев и духовенства (11Х18 см.) и принадлежавший ему наперсный крест (14Х9 см., серебро, позолота, скань, зернь, финифть, камни). Патриарх Алексий I (Симанский; 1877-1970 гг.) занимал Московский Патриарший престол более 25 лет. Окончил юридический факультет Императорского Московского университета со степенью  кандидата прав и Московскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия. В 1913 г. стал епископом Тихвинским, викарием Новгородской епархии. В 1920 г.  был арестован, но приговорён к условному сроку заключения. В 1921 г. назначен епископом Ямбургским, викарием Петроградской епархии. В 1922 г. был арестован и сослан на три года в Карагандинскую область. В 1926 г. назначен управляющим Новгородской епархией. С 1933 г. - митрополит Новгородский, а затем Ленинградский. Проживал на хорах Николо-Морского собора, где служил. Во время войны, в период блокады Ленинграда оставался в городе. 4 сентября 1943 г.был вместе с митрополитами Сергием (Страгородским) и Николаем (Ярушевичем) на встрече со Сталиным в Кремле. Результатом встречи стало некоторое послабление церковной жизни. В 1945 г. митрополит Алексий был избран Патриархом Московским и всея Руси. В 1947 г. сумел добиться у правительства передачи мощей святителя Алексия. Начиная с 1948 г. политика государства к Церкви ужесточилась. В 1954 г. было принято постановление ЦК КПСС об активном наступлении на религию. С 1958 г главой правительства СССР Н. С. Хрущёвым началось фронтальное наступление на религиозные организации в СССР. Храмы закрывались сотнями, многие сразу же уничтожались. Было закрыто более 40 монастырей, ликвидировано 5 семинарий из 8, наиболее активное духовенство подвергалось уголовному преследованию, во время богослужений устраивались провокации и бесчинства. В феврале 1960 г.на заседании Конференции советской общественности за разоружение (Москва) Патриарх в своем выступлении говорил об исторических заслугах Православной Церкви и о том, что она сегодня несправедливо «испытывает нападки и порицания». Патриарх Алексий скончался в 1970 г. на 93-м году жизни. Он имел государственные награды: 4 ордена Трудового Красного Знамени1946,1952,1962 и 1967 гг.), медаль «За оборону Ленинграда» (1943 г.), медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (1946 г.).

Здесь же помещены три групповых фотографии (две 1950 г., 12Х9 см., и одна 12Х18 см.) и портрет (холст, масло, 71Х62 см. с рамой) ближайшего сподвижника Патриарха Алексия I митрополита Николая (Ярушевича; 1891-1961 гг.), талантливого проповедника и богослова. В 1914 г. он стал иеромонахом. С 1919 г. - наместник Александро-Невской лавры, а с 1922 г. епископ Петергофский, викарий Петроградской епархии. В 1923 г. был выслан в Зырянский край. С 1927 г управлял Ленинградской епархией. С 1936 по 1940 гг. Новгородской и Псковской. С 1940 г. был определён архиепископом Волынским и Луцким, Экзархом западных областей Украины и Белоруссии. С 1941 г. - митрополит Киевский и Галицкий, Экзарх Украины. С 1944 г. митрополит Крутицкий, управляющий Московской епархии. В 1944 г.на фронте передавал Красной Армии танковую колонну имени Дмитрия Донского, сооружённую на пожертвования верующих. В конце 1950-х гг. активизировалась атеистическая и антицерковная политика государственных органов. Митрополит позволял себе публичные выступления с критикой материализма и атеизма. В 1960 г. по требованию Совета по делам религий он был отправлен на покой. В последний год жизни ему было запрещено служить. Скончался он рано утром 13 декабря 1961 г. в Боткинской больнице, куда был госпитализирован с приступом стенокардии. Существует мнение, что его смерть не была естественной.

Продолжателем его деятельности был митрополит Никодиим (Ротов; 1929-1978 гг.). Отец Владыки был секретарем Рязанского обкома ВКП (б). В 1947 г., в 18 лет, архиепископом Ярославским и Ростовским Димитрием (Градусовым) был пострижен в монашество и посвящен во иеродиакона, а в 1942 г. – во иеромонаха. В 1955 г. окончил Ленинградскую Духовную Академию. В 1956 г. назначен членом, а в 1957 г. - начальником Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. С 1959 г. - заместитель председателя Отдела внешних церковных сношений (ОВЦС). В 1960 г. посвящен во епископа Подольского, викария Московской епархии и назначен Председателем ОВЦС. В том же году стал епископом Ярославским и Ростовским. С 1961 г. Постоянный Член Священного Синода и возведён в сан архиепископа. В1963 г. возведён в сан митрополита и назначен на Минскую и Белорусскую кафедру, в том же году назначен митрополитом Ленинградским и Ладожским, а в 1967 г. получил титул Ленинградского и Новгородского. В 1978 г. Владыка Никодим был в Ватикане во главе делегации Русской Церкви по случаю интронизации папы римского Иоанна Павла I. 5 сентября во время аудиенции у папы с ним случился сердечный приступ и он скончался. Митрополит Никодим был одним из самых талантливых, выдающихся и деятельных иерархов. Хрущев однажды заявил, что через 20 лет покажет по телевидению последнего попа. Проводилась страшная антирелигиозная кампания, планировалось закрытие духовных школ. Совет по делам религий имел указание от Политбюро препятствовать рукоположению в епископы. Ожидалось, что старые епископы вымрут и Церковь погибнет. Но неутомимая деятельность митрополита Никодима принесла свои плоды. Он сумел доказать, что для поддержания международного престижа необходима плеяда молодых, грамотных епископов, и буквально пробивал рукоположения. В духовных школах появились иностранные студенты, и их уже невозможно стало закрыть. Частые иностранные делегации пристально смотрели, как протекает церковная жизнь в СССР, и властям приходилось демонстрировать «свободу совести» в коммунистический стране. Владыка Никодим обратил внимание и на Святую Гору Афон, где в русском Пантелеимоновом монастыре доживали последние старцы. Он добился отправки туда нового пополнения и этим спас русский Афон. На выставке представлены: наперсный крест (12Х8 см., серебро, позолота, кипарис, резьба), привезенный им из Иерусалима, принадлежавшие ему два наперных креста (10,5Х5 см., серебро, литье, позолота, камни; 16,5Х9 см., серебро, камни) и три фотографии – в сане архимандрита, вместе со студентами Ленинградской Духовной семинарии из Ярославля (16Х22 см.), в сане епископа Ярославского и Ростовского (13Х18 см.), и в сане митрополита Ленинградского и Новгородского (18Х13 см.). Здесь же находятся стоявшие на рабочем столе Владыки часть камня, на котором преподобный Серафим Саровский молился тысячу дней и тысячу ночей, и часть Мамврийского Дуба с печатью Русской Духовной Миссии в Иерусалиме.

Отношение государства к Церкви стало меняться при Первосвятительстве Патриарха Пимена (Извекова; 1910-1990 гг.) со времени празднования юбилея тысячелетия Крещения Руси (1988 г.). Будущий Патриарх Пимен в 1927 г. в семнадцать лет принял монашеский постриг, в 1931 г. рукоположен во иеромонаха. В 1934 г. был арестован и осуждён на три года лишения свободы, отбывал срок на строительстве канала Москва-Волга, а затем в 1937 г. был выслан в Узбекистан. В июне 1941 г. был призван в действующую армию и воевал в составе 702-го стрелкового полка на Южном и Степном фронтах. В 1944 г. был осуждён на 10 лет, отбывал ссылку в Воркуте. В 1945 г. амнистирован в связи с победой над Германией, проходил лечение от туберкулёза позвоночника. С 1949 г. - наместник Псково-Печерского монастыря, с 1954 г. наместник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. С 1957 г. – епископ. С 1961 г. - митрополит Ленинградский, с 1963 г. - Крутицкий и Коломенский. В 1971 г. Поместным Собором избран Патриархом. За пять лет, с 1971 по 1975 гг., число приходов Русской Православной Церкви с 7 274 сократилось до 7 062, в 1976 г. насчитывалось только 7 038 приходов. В среднем закрывалось по 50 приходов в год. Период 1988-1990 гг. - время отказа руководством СССР от политики государственного атеизма. В 1986 г. Русская Православная Церковь имела 6 794 прихода; с 1981 по 1986 гг. их число уменьшилось на 213, но в 1987 г. впервые число приходов начало возрастать, а в 1988 г. было открыто уже более тысячи приходов; в 1989 г. число православных приходов приблизилось к десяти тысячам. Скончался Патриарх Пимен на 80-м году жизни. На выставке представлены: фотография наместника Псково-Печерского монастыря архимандрита Пимена и старца Симеона (Желнина, канонизован как преподобный) (13Х8,5 см.) с автографом на оборотной стороне: «+ Глубокочтимой Нине Модестовне на молитвенную память о Печерянах. П. 1951.», принадлежавшие ему панагия с изображением Богоматери Одигитрии  (серебро, позолота, эмаль, камни) и четки (шелк, бисер).

В годы гонений на Церковь нелегкой была и судьба православных храмов. Одни из них подверглись поруганию, но сохранились до наших дней и сегодня вновь собирают людей для молитвы, а другие бесследно исчезли. Как пример на выставке представлены фотографии двух храмов. Успенский собор во Владимире (фотография 12,5Х10 см.) - один из памятников русского зодчества XII века, послуживший образцом для ряда других соборов, в том числе Успенского собора Московского Кремля. Первоначальный белокаменный собор был построен великим князем Андреем Боголюбским в 1158-1160 годах. Уже в 1161 г. собор был расписан. За годы своего существования храм неоднократно подвергался пожарам и разорениям, но тщательно сохранялся и реставрировался. После 1917 г. Успенский собор был закрыт, и в нем расположилась музейная экспозиция научного атеизма. За годы советский власти он пришел в плачевное состояние. В 1944 г. по просьбе верующих собор был передан для проведения богослужений и восстановлен. Храм пророка Божия Илии в селе Пузино (ныне Октябрьского района ЕАО), на фотографии изображен уже переоборудованным под клуб (фотография 9Х12 см.). Теперь на этом месте пустырь.

Экспонаты VII епархиальной выставки «Русская Голгофа» живо напоминают о скорбных и трагических событиях эпохи богоборчества, а вместе с тем о несокрушимом духе носителей православной веры.

© Биробиджанская епархия. г. Биробиджан, ул. Ленина, 34, тел. 8 (42622) 2-07-92. e-mail: eao@eparh.ru